?

Log in

 
 
 
 
Просматривая "Киевскую старину" натыкаешься на совершенно умопомрачительные истории. Нижеследующая прекрасная история про упырей и случилась во время эпидемии холеры 1831 года на Киевщине. Не самая прекрасная, кстати. Самая прекрасная - зарисовка студенческих нравов и жизни в Киеве во второй половине XVIII века и озаглавлена "Роковое чтение Псалтири". Никакой мистики и Вия, к слову, там нет: только хардкор. Надеюсь, соберусь с силами и её тоже выложу вскорости. А пока упырики.


Читать дальше...Свернуть )
 
 
 
Lubezki_style

Про фильм постараюсь написать позднее, а пока деловая встреча оператора Эммануэля Любецки, прожжёного продюсера и начинающего режиссёра и сценариста.

Любецки: Молодой человек, простите забыл как вас зовут, мне очень понравился ваш сценарий. Он подходит под мой стиль съёмки.
Режиссёр: Спасибо.
Любецки: Думаю, мы снимем фильм одним кадром.
Продюсер: Эм, ты чего, охренел? А ничего что пол-фильма происходит во Франции, а половина в Нью-Йорке? Как ты это сделать собираешься?
Режиссёр: (затаённо молчит, восхищённо вытаращив глаза как ребёнок рядом с Санта-Клаусом только что дёрнувший его за бороду и обнаруживший, что она настоящая, настоящая!)
Любецки: Да, я думал над этим. Молодой человек, мы же можем перенести действие из Франции в Испанию? Например, в Виго.
Режиссёр: (не понимая) дааа...
Продюсер: Эм, говори как нормальный человек, а? К чему ты ведёшь?
Любецки: Фильм достаточно камерный. Проблема только в перемещении места действия. Мы можем построить трансатлантическую канатную дорогу. Я всё продумал (режиссёр падат со стула, Любецки не обращает внимания). Поместим на неё камеру в конце последней нью-йоркской сцены, электропривод и пускай себе едет. Молодой человек, вам надо переписать её, чтобы она была хотя бы в комнате, смотрящей на воду и на восток. Я всё продумал. Между Нью-Йорком и Виго примерно 3300 миль по прямой, но нам придётся строить две платформы в океане, чтобы камера двигалась ближе к штилевой полосе на всякий случай. Так что выходит около 5140 миль (ноги режиссёра, видимые из-под стола начинают подёргиваться). Камера проделает этот путь примерно за две недели. Это около 16 миль в час. Я всё посчитал. Я уже обратился ребятам в Лейку, они сказали, что подумают над тем как решить проблемы с такой продолжительностью автономной съёмки. Звонил и к этим козлам в сони, но они сказали, что это невозможно. За это время съёмочная группа переедет для съёмки второй части в Виго. Конечно, в фильме мы пустим этот момент с максимальным убыстрением, так что путешествие займёт всего несколько секунд, я всё продумал. (продюсер бьёт стаканы). Да чего вы все такие нервные сегодня?! Я ещё думал, чтобы минимизировать риски, можно всё сдублировать и снимать двумя камерами и пустить их разными маршрутами. Если что-то случится, не придётся делать второй дубль...
Продюсер (пунцовый как помидор): Да меня первый разорит!

 
 
 
 
 
22 Декабрь 2014 @ 19:20
Разумеется, что настоящий герпетолог должен умереть от укуса змеи. Выдающийся американский герпетолог Джон Патерсон Шмидт (1890-1957) обессмертил себя, по крайней мере в науке герпетологии.
Его укусил совсем молодой бумсланг, ядовитая змея из ужеобразных, которую Шмидт должен был опознать по приглашению зоопарка Линкольн Парк в Чикаго. Он и опознал. Во время опознания змея укусила его за большой палец. Учёный принял вызов.
До конца своей жизни, которая наступила на следующий день примерно в полдень, он исправно вёл заметки о своём ухудшающемся здоровье. За медицинской помощью не обращался.
Теперь об эффектах укуса бумсланга науке геропетологии известно гораздо больше.